Журнал «Образ жизни». Ноябрь 2016

Образ жизни. Фотография в стиле ретро.

Творческая биография Станислава Регера – яркий пример того, как увлечение может стать профессией, а ремесло — искусством. Он единственный в Хабаровске фотограф, который печатает снимки так, как это делали пятьдесят и даже сто лет назад. Красный фонарь, запах реактивов, деревянный фотоаппарат для хабаровского фотографа не воспоминания о прошлом, а стиль жизни.

В студии Регера сотни уникальных снимков, на которых по-новому предстают знакомые улицы, дома, лица…


Знаю, что ты достаточно долго работал коммерческим фотографом, снимал на цифровой фотоаппарат… В какой момент ты заинтересовался пленкой и историческими методами печати?

Современному поколению кажется, что «цифра» существовала вечно. На самом деле первый цифровой фотоаппарат появился относительно недавно — около тридцати лет назад. В мои детские годы каждый школьник мечтал о пленочной «Смене» или «Зените». Первые опыты с фотореактивами я начал ставить в 13 лет, когда на день рождения мама подарила камеру «Вилия».

Снимал все, что видел вокруг, пробовал себя в разных сферах и только с появлением цифровой техники увлечение переросло в профессию. Сфотографировать и тут же получить изображение – это казалось таким необычным.

Интерес к аналоговой фотографии вернулся спустя почти 30 лет. Сначала я решил поснимать на пленку для разнообразия. В то время я и не предполагал, что процесс затянет меня и пленка станет основным материалом. Со временем я заинтересовался камерами среднего формата (с большим размером негатива) и большеформатной техникой (с листовой пленкой). У одного из моих приятелей как раз была старая советская деревянная камера ФКД с размером негатива 13х18 см. Такие фотоаппараты в свое время стояли в каждом советском фотоателье, и я решил попробовать. Когда приятель увидел мои снимки, то отдал камеру просто так со словами – «бери, тебе нужней».

Сейчас не представляю себя без фотолаборатории. Красный фонарь, запах реактивов, старинная техника – это уже стиль жизни. Это очень обаятельный процесс: завораживающий, расслабляющий, успокаивающий. В то же время с момента съемки и до печати фотографий сохраняется волнение – а что же получится?!

Иногда посещают мысли: зачем мне все это нужно, ведь уходит столько времени и сил. Другие снимают на телефоны и получают свои «лайки», а я помню каждый из тысячи снимков, а все потому, что с каждым кадром работаю по несколько часов. Но когда вижу результат, то вновь убеждаюсь, что пленка – это волшебство, это другой изобразительный язык.
В нашем регионе нет ни курсов, ни фотошкол, в которых бы обучали альтернативным способам печати, как научился ты?

Нужную информацию по историческим методам печати найти очень сложно, поэтому я учился методом проб и ошибок. Бывало и так: прочитаешь «рецепт» на форуме, а результат получается с точностью до наоборот. А все потому, что в Интернете пишут зачастую дилетанты, а хорошие книги нередко издаются только на иностранном языке. Есть немало качественных книг по пленочной фотографии и на русском языке, но многие из них уже устарели: некоторые материалы, которые фотографы использовали раньше, уже не производят.

Так как большинство шедевров фотоискусства снято на пленку, то можно сказать, что я учился еще и у классиков. Рассматривал работы, постоянно прокручивал в голове сюжеты.

Расскажи про свой любимый метод печати?

Меня интересуют все исторические техники печати, известные с конца XIX века: цианотипия, амбротипия, желатинно-серебряная, карбоновая, платиновая печати… При помощи старинных технологий я могу добиться такого же результата, как и фотографы прошлого века, но я не стремлюсь делать стилизацию под ретро. Исторические методы только помогают подчеркнуть яркую индивидуальность современного человека.

Одна из самых любимых техник – лит-печать. Она была изобретена в конце прошлого века. Метод интересен тем, что фотограф никогда не может на 100% предугадать результат – каждый снимок уникален, даже с одного негатива не бывает двух одинаковых фотографий.

В зависимости от творческих задач я выбираю материалы и процессы. Интересный эффект получается, если сразу снимать на фотобумагу. Такие снимки не получится тиражировать, потому что нет негатива. К тому же снимок выходит зеркальный, то есть человек видит себя так, как если бы он смотрел в зеркало.

Особенность съемки на крупноформатные фотокамеры в том, что натурщику нужно какое-то время оставаться неподвижным. Это мешает или помогает в воплощении художественного замысла?

Долгая экспозиция, при которой человек вынужден замереть в среднем на 30 секунд, помогает создать психологический портрет. Когда делаешь несколько снимков подряд, то человек невольно погружается в себя и все, что в этот момент он переживает, фиксирует камера. «Шевеленку» (нечеткость изображения), которая возникает при длинных выдержках, я часто использую как художественный прием.

Если ставить целью переосмысление действительности, а не копирование реальности, то несовершенство техники не мешает. Поэтому среди фотохудожников пользуются популярностью старые объективы, которые по техническим характеристикам гораздо хуже современных, но зато имеют свой особенный рисунок, характер.

Какие жанры сейчас тебе наиболее интересны?

Могу бесконечно снимать людей и пейзажи. С опытом пришло понимание, что каждый человек уникален, более того, уникален сам момент съемки: сегодня ты один, а через месяц или завтра изменится настроение, и снимок будет другим. Иногда смотришь на человека и думаешь, какой яркий образ, типаж, а на фотографии все обаяние исчезает. К счастью, чаще бывает наоборот: если персонаж в жизни невыразительный, то на фотографии он раскрывается. Я не делю людей на красивых и некрасивых, толстых и худых. Каждый человек прекрасен по-своему.

Долгое время считал пейзаж скучным жанром, «нафталиновой темой», в которой уже реализовано все, что только можно. Даже, снимая городские виды, смещал акценты на людей. Помню, как однажды в поисках интересных лиц долго бродил по переулкам и незаметно для себя стал снимать пустые улицы. Теперь чаще бывает, что я стою и жду, пока все «выйдут из кадра», чтобы сфотографировать интересный ракурс. Фотосъемка — это хороший повод увидеть город с разных сторон. Я побывал в таких местах и закоулках, куда не пошел бы без камеры. Бывает, что полагаешься на случай: ткнул пальцем на карту, выбрал станцию, автобус и вперед, как турист, навстречу приключениям. Попался интересный объект – хорошо, не попался – ничего, зато погулял.

В пейзажной фотографии очень важен сам процесс. Когда выезжаешь на съемку в поле или лес, то попадаешь в другой мир. Никто тебя не ограничивает: можешь вокруг одного куста ходить часами. В городе я постоянно в потоке, поэтому, когда хочется покоя, то еду на пленер.

Где находишь героев для фотосъемки?

Героев для фотографии можно найти в любом месте. Это могут быть мои друзья — фотографы, которые часто заходят ко мне в студию, охранник, продавец из соседнего магазина, синоптик, сантехник… Когда работал над серией уличных портретов, то фотографировал прохожих. Иной раз «поймаешь» на ходу, а бывает, что слово за слово — и быстро нашли общие темы для разговора. Как правило, люди реагируют по-доброму, редко кто проявляет агрессию. Но такие случаи тоже были. Меня и в милицию забирали. Кому-то показалось подозрительным, что я внимательно разглядываю дома и прохожих, а затем фотографирую. Рядом как раз дежурил патруль полиции. Меня забрали в участок, но в скором времени отпустили, потому что я не сделал ничего противозаконного. Я фотографирую повседневную жизнь нашего города, его исчезающую историю, а кто может мне это запретить?

Сколько сейчас в твоей коллекции старинных фотокамер?

Дело в том, что я не коллекционирую фототехнику. Сейчас у меня в работе шесть камер разных форматов, и все они нужные, даже не хватает еще нескольких. Что-то я купил, что-то подарили друзья.

Фотографии ретушировали во все времена, из-за виртуозности мастеров даже появился такой термин, как «советский фотошоп». Ты обрабатываешь свои снимки при печати?

В старинных снимках ретуши не меньше, чем в цифровых фотографиях. Все эффекты фотошопа – маски, ластики, фильтры — взяты из аналоговой фотографии. Раньше фотографы под лупой, при помощи карандашей и скребков тщательно ретушировали негатив. Причем манипуляции можно проводить на каждом этапе: во время фотосъемки, проявки и печати. В этом заключается колоссальная свобода фотографа. Все приемы старых фотографов я использую для придания снимку большей выразительности — где-то небо затемню, траву высветлю, иной раз уберу лишнее.

Как ты думаешь, у аналоговой фотографии есть будущее? Люди готовы покупать рукотворные снимки?

Думаю, что неслучайно современный мир накрывают волны ретромании. Люди возвращаются к пленке, виниловым пластинкам и ламповым процессорам, потому что устают от бешеного ритма жизни. Им хочется замедлить бег времени.

Я думаю, аналоговая фотография обречена жить долго. Один раз мужчина принес в студию пленку пятидесятилетней давности. На одном из кадров он так и остался маленьким мальчишкой. Жизнь прошла, а память сохранилась на пленке. Он снимал на советский фотоаппарат ФЭД-2, подаренный отцом, и сегодня есть фотографы, которые пользуются такой же техникой. Сопоставляя такие факты, начинаешь чувствовать связь поколений. Сегодня ведь как: купил телефон и через год-два выкинул, потому что он устарел. В мире аналоговой фотографии, напротив, ничего не меняется.

Пленочная фотография ушла из массового производства, но по-прежнему на рынке есть вся линейка техники. На крупноформатные камеры сегодня снимают не только любители ретро, но и профессионалы. С таким изображением ни одна фотография, сделанная даже на самую дорогую цифровую камеру, не сравнится. Чем больше формат, тем богаче изображение и интереснее результат. Это другая пластика, объем, полутоновые переходы, детализация.

Например, известный американский фотограф Грегори Крюдсон снимает один кадр, как фильм. Он использует крупноформатную камеру, профессиональное световое оборудование, декорации, спецэффекты. Над одной фотографией несколько дней работает команда профессионалов. Коллекционеры выстраиваются в очереди за его работами, которые по стоимости могут конкурировать с живописными полотнами.

Что тебя вдохновляет?

Вдохновение появляется, когда начинаешь работать. Думаю, что не надо ждать особого случая и вдохновения. Есть время — бери пленку, фотоаппарат и снимай. Когда я включаю камеру, то вдохновение появляется само собой. Ценность аналоговой фотографии еще и в том, что она заставляет думать. На цифровую камеру можно снимать безграничное количество кадров. Когда в руках пленочный фотоаппарат и ты представляешь весь процесс обработки, то уже не будешь бездумно «стрелять». Вместе с тем я не экономлю материалы. Потому что в поисках идеального кадра можно пропустить все. Завтра придешь, и будет другое небо, забор снесут или дом построят. По тем местам, где я был два года назад, сегодня ходить бесполезно, там уже все по-другому. Поэтому многие снимки имеют не только художественную, но и историческую ценность.

Записала Марина Шабалова

Ссылка на онлайн-версию журнала

Cмотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *