Обновил свой рабочий компьютер

Добрый доктор Дима по совместительству оказался еще и компьютерным доктором. Два дня ему пришлось повозиться, чтобы радикально апгрейдить мою печатную машинку. И даже новую (для меня) версию операцилки поставили. Я еще не все настроил, но уже ощущаю значительный прирост в скорости. Вот сейчас дела-тл пойдут 🙂 И ваши пленки будут быстрее сканироваться. Ну а Диме — признательность, благодарность, почтение, респект и уважение.

Дмитрий Михайлов. Портреты на бумаге

Дмитрий Михайлов — мой старый друг и соратник. Фотограф, музыкант, и спец по компьютерным сетям. Несмотря на суровый вид и любовь к брутальной музыке — добрейшей души человек. В какой-то момент времени, Дима сыграл значительную роль в моей жизни. У меня тогда еще не было студии, а был маленький офис, и мечта о студии. И вот в один момент по соседству освободилось помещение в три раза больше моего офиса, и мне предложили занять его. Я хотел, но колебался — ведь оплата аренды значительно выше, да и для студии тогда у меня ничего не было. И тогда его совет был последней каплей, переполнившей чашу, я въехал в это огромное (как тогда казалось) и пустое помещение. А Дима помог мне его наполнить необходимым оборудованием. С тех пор здесь и сижу. И помещение уже маленькое, теснота, все заставлено — но зато я могу фотографировать портреты в любой момент. А в этой небольшой подборке представлены портреты разных лет. Некоторые из них публикуются впервые.
Съемка на бумагу с обращением.

День солидарности трудящихся

Мальчик слева в курточке с полосками на рукаве это я в 78-м году

Мир, труд, май! Пролетарии всех стран! С праздником, дорогие товарищи! Ура!
Несмотря на то, что я отнюдь не коммунист, к Первомаю испытываю теплые чувства. Много хороших воспоминаний с ним связано. В детстве эти праздничные демонстрации, шарики, флажки, цветочки, песни под гармошку. Позже — юношеские попойки с обязательным выездом на природу с ночевкой. Кассетник на батарейках, портвейн «777», девчонки, гормональные бури. Настоящая весна, и скоро будет лето, каникулы, приключения. Хороший день, словом.

Новый проявитель

Опробовал новый проявитель для бумаги для получения теплых тонов. Новый для меня, разумеется. На самом деле это классический рецепт ОРВО-122. Печатать в нем не так чтобы просто, много нюансов, но мне понравилось. Разведение 1:5.

Перед грозой. Печать в проявителе для получения теплых тонов ОРВО-122

Вот рецепт проявителя взятый из справочника Микулина.

Вода (30-45°)  — 750 мл
Сульфит натрия безводный — 30 г
Глицин — 5 г
Гидрохинон — 10 а
Поташ — 50 г
Бромистый калий кристаллический — 5 г
Вода холодная — до 1 л
Растворять вещества в указанном порядке.
Сообразно с сортом фотобумаги и желательным тоном проявитель разбавляется водой от 1 : 2 (в этом случае время проявления при 20°— около 4 мин) до 1 : 5. По мере возрастания разбавления должны быть соответственно увеличены экспозиция и время проявления.

А вот так выглядит отпечаток, проявленный в стандартном фенидон-гидрохиноновом проявителе.

Перед грозой. Печать в стандартном фенидон-гидрохиноновом проявителе.

 

Люди из телевизора

Сегодня ко мне приходили люди из телевизора. Немного поговорили об аналоговой фотографии, и разумеется сделали традиционно быстрофото на бумагу. Эта милая девушка на фотографиях — Катя, журналист с «Губернии».
Съемка на бумагу, проявка с обращением, 13х18 см.

 

Пинхол

Моя самодельная пинхол-камера с форматом негатива 13х18 см

Смастерил себе на досуге пинхол-камеру с размером негатива 13х18 см. Фотографирую и на пленку и на бумагу. Выдержки в яркий солнечный день таковы- 1,5 -2 минуты на пленке (ISO 100), и 30-40 мин. на бумаге. Изделие, конечно, не претендует на произведение столярного искусства, да и задачи такой не ставилось. Сделал на коленке из обрезков фанеры. Выглядит недостаточно изящно, но вполне работоспособная камера. Вот несколько первых снимков с пленки:

Слайды

Фото о трудовых буднях нашей лаборатории. Кстати, братцы-хабаровчане и жители окрестностей — с удовольствием проявим и ваши слайдовые пленки. Пользуйтесь случаем, пока есть свежие реактивы.

Тасма Фото 130

Досталась мне тут намедни упаковка означенной  листовой пленки 9х12. Обработать до апреля 1979 г. Ну как же не попробовать? Старые фотоматериалы вызывают у меня не вполне понятное волнение. Убив пару листов на эксперименты, выяснил реально-оставшуюся светочувствительность — порядка 3 (!) ИСО. Нормально, работать можно. Само собой вуаль, пятна, словом все то, что и должно быть на пленке с почти 40-летней просрочкой. Снимал соответствующей камерой — довоенным Фотокором. Печатал тоже на просрочке, но относительно свежей — 90-х годов. С нормального негатива на ней вообще все хорошо получается. В итоге вот, что получилось: